Хураман Гасымова: "Кто имеет право травить общество такой дешевой моральной пищей?"- ИНТЕРВЬЮ

14:15
Хураман Гасымова:
5318

Интервью оперной певицы, Народной артистки Хураман Гасымовой АПА.

- Хураман ханум, недавно вы были награждены орденом «Истиглал». Поздравляем вас.
- Большое спасибо, благодарю.

- Но почему после этих успехов вы ушли из кино?
- Постараюсь в краткой форме объяснить. Когда было дано согласие на съемки в фильме, главным моим условием и условием родителей было то, что я не буду отлучена от учебы и чтобы съемки не мешали моей учебе. Обычно в процессе съемок неожиданно менялась погода, мы ждали, когда облака рассеются или выйдет солнце. Из-за этого мы теряли много времени. В киноиндустрии часто можно сталкиваться с такими случаями. Но я не смогла привыкнуть. На съемку брала с собой учебники, чтобы в свободное время заниматься уроками. Мои съемки приходились на период учебы в школе. Нужно было завершать учебу в школе и я должна была сделать выбор. После я получала приглашения сняться в кино, но отказывалась из-за того, что серьезно занималась вокальным творчеством.

- Как вы считаете, вам удалось бы добиться успеха, если бы вы продолжили карьеру как актриса?
- Знаете, я всегда стремилась стать настоящим профессионалом в своей работе, в любой сфере. Возможно, если бы я продолжила карьеру как драматическая актриса или киноактриса, то всё равно стремилась бы добиться успеха, стать профессионалом. В школе я проявляла большой интерес к гуманитарным предметам и хотела в будущем стать журналистом. Но у меня было и другое увлечение, и оно оказалось сильнее. Это было увлечение вокалом. Это по рекомендации родителей я поступила на факультет вокала Азербайджанской государственной консерватории имени Узеира Гаджибекова.


 

- Сколько детей было у вас в семье?
- Трое. Мой старший брат Алибей, моя сестра Фидан и я. Честно говоря, среди нас троих был наиболее талантлив Алибей. Он с 4 лет читал книги, сочинял небольшие музыкальные пьесы. Даже маэстро Ниязи, заметив его талант, подарил ему одну из своих дирижерских палочек. Алибей 12 лет серьезно занимался музыкой, но в дальнейшем посвятил свою жизнь науке. Он выбрал физиологию. Но могу сказать, что настоящим музыкальным критиком Фидан ханум и меня был именно наш брат. Хочу поделиться с вами небольшим воспоминанием из жизни. Я была студенткой третьего курса, готовилась к спецэкзамену зимней сессии. Без моего ведома мой брат пришел на экзамен и послушал мое выступление. Я получила отличную оценку на экзамене, обрадовалась и хотела поделиться этой радостью с родными. Обычно мы обсуждали мои выступления в семье. Когда я говорила о своем выступлении, брат спокойно подошел ко мне и попросил зайти в его комнату после окончания беседы. В комнате он сообщил мне, что пришел на экзамен и послушал мое выступление. «В нескольких произведениях я почувствовал твое волнение. Честно говоря, в целом я остался недоволен твоим выступлением. Серьезно подумай над моими словами, и если так будешь продолжать, то поменяй профессию», - сказал он. Я растерялась, слова брата прозвучали для меня как экзамен. Я думала над этим целыми днями, даже на третьем курсе хотела прервать обучение и уйти из консерватории. Но родители категорически были против этого. Однако критику со стороны брата я восприняла нормально. Если бы он не хотел, чтобы я стала хорошей вокалисткой, то не посоветовал бы мне это. Хочу сказать, что критика – очень хорошая вещь, без нее не бывает прогресса.

- Значит, вы спокойно восприняли критику. А вы сами часто критикуете нынешних молодых исполнителей?
- Я сторонник цензуры, критики. Без критики не бывает и прогресса. И особенно в нашей профессии. Культура – воспитательная сфера. Здесь должны быть и конкуренция, и критика, и цензура. Иногда говорят, что мы не смотрим азербайджанские телеканалы, потому что там звучит много музыки, которая нам не нравится. Я тоже согласна с этим мнением. Есть исполнители, которых нельзя даже близко подпускать к телеканалам. Я и сама неоднократно замечала, что наши народные песни, сочинения композиторов исполняют в совершенно неприемлемой форме. Иногда в эфире звучат такие песни, что я не понимаю, как запоминают их слова. Кто имеет право травить общество такой дешевой моральной пищей? Почему песни 60-х, 70-х годов любят и сегодня, а нынешние песни забываются и не понятно, это индийские или арабские песни. У нас есть своя неповторимая музыка. Мы объездили весь мир, исполняли везде нашу музыку. Если о чьем-то исполнении отзываешься нехорошо, то говорят, что Гасымовы никого не любят, кроме себя. Хотя я не стала бы говорить это, если бы не переживала за азербайджанскую музыкальную культуру, ее развитие.

- Похоже, вы очень консервативны ...
- Нет, наоборот, люблю инновации. Много раз в наших концертных программах исполнялись песни разных жанров. Азербайджанские народные песни исполняли во всех зарубежных странах, в которых бывали, и азербайджанскую музыку везде встречали хорошо. Как профессиональный исполнитель, я очень требовательна, и то же самое советую молодым исполнителям.

- Когда вы только начинали карьеру, вы с Фидан ханум выступали отдельно. Как вы решили работать вместе?

- Фидан ханум выступает на сцене раньше меня. Когда я начала выступать, у нее уже было достаточно выступлений и почетных званий, был лауреатом международных конкурсов. Потом, пройдя тот же путь, и я вышла на большую сцену. У нас были отдельные гастрольные туры. Однажды в одну из программ, включили произведение, которое надо было исполнять дуэтом. Было много аплодисментов после этого исполнения. С того времени начали чаще выступать вдвоем.

- В искусстве бывают творческие разногласия. Кто в этом случае идет на компромисс?
- Каждую концертную программу мы продумываем и обсуждаем вместе. Но я всегда следую мнению и советам Фидан ханум. Окончательное решение за ней. Считаю, что Фидан не ошибется в выборе программы, потому что она настоящий музыкант. Иногда, мы импровизируем, выступая дуэтом. Это возникает само по себе на концертах.

- Вы очень близки друг другу. Откуда это взялось?
- Конечно, в первую очередь от воспитания... Нас так воспитали. Отношения между младшими и старшими, уважение к старшим, забота и любовь к младшим. Мы рано потеряли родителей и из-за этого стали больше привязаны друг к другу, полагаемся друг на друга. Сожалею, что родители не увидели нашего успеха. Мы потеряли отца и мать в течении 3 лет. Я выиграла золотую медаль на конкурсе имени Марии Каллас в 1981 году. Вернувшись с медалью, пришла на похороны матери. Тогда я была очень молода. В этот период все заботы легли на хрупкие плечи Фидан ханум. Это тяжелые дни нас еще больше сплотили.

- Может быть, причина вашей привязанности к Фидан ханум тоже в том, что вы рано потеряли мать.
- Она заменила мне мать, отца, она мой друг, коллега. Так же как и я. Иногда Фидан ханум ведет себя со мной так, что нас спрашивают: кто из вас старше? Кстати, я готова ухаживать за ней как за ребенком. Она мое сокровище.

- Вы какое-то время жили в Турции. Что привело вас туда и почему решили вернуться?
- Жизнь очень сложна и состоит не только из счастливых дней. Были тяжелые дни и в нашей жизни, и они были связаны с серьезными проблемами с моим здоровьем. То время также пришлось на тяжелый период. Я болела. Врачи сказали, что меня надо лечить за границей. Сначала лечилась в США. Прожила там год. В то время нас неоднократно приглашали в братскую Турцию. Мы приняли это приглашение. В 1993 году к власти в Азербайджане пришел Гейдар Алиев. Первые почетные звания мы получили его распоряжением. Когда Гейдар Алиев узнал, что мы в Турции, он очень хотел вернуть нас на родину, чтобы мы продолжили здесь свое творчество, взрастили новое поколение молодых, талантливых исполнителей. Таким образом, проработав в Турции 5 лет, мы вернулись на родину. Турция – близкая страна, но мы не могли постоянно жить вдали от дома.

- Опера – очень сложное искусство, требующее от исполнителя большой самоотдачи. Были случаи, когда женщины-исполнители не рожали детей из-за боязни потерять голос. Вы когда-нибудь испытывали этот страх?

- Во время болезни очень боялась, что в результате сложного лечения потеряю голос. Была такая опасность. Слава богу, этого не произошло.

- Мы не видели вас на фестивале «Хары бюльбюль». Почему?
- Хотя мы и перенесли коронавирус, но не вакцинировались. Поэтому выехать из Баку не рискнули. Надеюсь, в будущем в Шуше будет много подобных мероприятий, и мы с радостью будем в них участвовать. Это только начало. В прошлом году был положен конец 30-летней тоске, мы вернули свои земли. Я горжусь тем, что по приказу Верховного Главнокомандующего наша героическая армия, проявив мужество в 44-дневной Отечественной войне, освободила наши земли. В то же время благодарю нашего президента за награждение меня орденом «Истиглал».

 

Vesti.az
Vesti.az

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА