Соло Ильхама Алиева против синдрома невыученных уроков - ЛОНО ФИАСКО

20:00
Соло Ильхама Алиева против синдрома невыученных уроков - ЛОНО ФИАСКО
33402

Капитуляция вещь очень неприятная, но ступивший на тропу войны и возомнивший себя стороной-доминантом должен о ней помнить, глубоко запрятав самомнение. Армения повержена, и Азербайджан заставил ее забыть о таких пузыристых понятиях, как «Нагорно-карабахская республика» и «право армянского меньшинства на самоопределение».

Армянские радикалы и мракобесы, тридцать лет назад спровоцировавшие войну в Южно-кавказском регионе, сегодня вынуждены смириться с поражением, да еще и благодарить судьбу за благосклонность. Иначе армия Азербайджана была готова окончательно сломать хребет армянскому милитаризму.

Освобождение города Шуша руками азербайджанского спецназа показало силу, мощь и боевой дух армии-победительницы. Признание фатального исхода войны Ереваном стало неумолимой неизбежностью. Агрессору не осталось никаких альтернатив, и он вынужден принять болезненный исход. 

К тому, что Армения неминуемо двигается в направлении отрицательной спирали, в Баку знали, но не мешали агрессору ошибаться. Более того, разыгравший блестящую гроссмейстерскую партию президент, Верховный главнокомандующий Ильхам Алиев, искусно подтолкнул противника в лоно фиаско. События показали, что сильная сторона усыпила бдительность, действуя наверняка.

Азербайджан все последние годы поступательно наращивал оборонный потенциал страны, неформально подходил к военно-тактическим маневрам, а многие из них проводились в содружестве с боевыми контингентами дружественных государств, и зорко держал в поле зрения действия противника.

Обычно уверенная в себе армянская верхушка продолжала бравировать показной удалью, выражая уверенность в верности проводимого ею курса. На все сигналы официального Баку о готовности к продолжению политических переговоров Ереван, как правило, отвечал высокомерной непоколебимостью. Мало кому из армянской столицы виделись контуры серьезности намерений Баку, который уже не намекал, а буквально предупреждал о чреватости политических игрищ. 

Самоуверенность Еревана с пошлыми фортелями Никола Пашиняна, который нарочито провоцировал Азербайджан то из Еревана, то из Ханкенди и Шуши, стала бичом для агрессора, который напрочь отверг вероятность реанимации политического процесса.

Точкой невозврата стали Товузские события, которые, по сути, вылились в игру на нервах Баку. Армяне получили по полной, были не рады, что спровоцировали спарринга, нарвавшись на страшное побоище.

Было ожидаемо, что впредь не станут лезть на рожон, зная, что азербайджанская сторона более не станет прощать запредельные вольности.

Прошли недели, и Ереван снова стал искушать судьбу и … доигрался. Грянуло 27 сентября, которое стало черным днем армянского календаря. Отныне оно есть олицетворение злого рока для агрессора. Трагический перелом стал для него неизбежностью.

Может для кого-то это вещь за гранью понимания, нечто сродни неожиданному удару судьбы, однако, чтобы найти ключ к пониманию происшедшего, необходимо обратить взор на панораму общественно-политических процессов, происходивших в Армении на протяжении, как минимум, двадцати лет.

Ставка на грубую силу сыграла злую шутку с военной хунтой. Осуществив оккупацию и раздобыв тактический перевес в ходе первой горячей фазы, Ереван взял курс на заморозку обстановки. Чувство абсолютного превосходства вылилось в самообман.

По мере буксовки мирного процесса, Ереван совершенствовал механизм поддержания напряженности. Главным ресурсом в игре на победную ничью стали вооруженные провокации на линии соприкосновения. Время от времени агрессор практиковал силовые акции на армяно-азербайджанской границе. Это делалось ради острастки на случай ответных действий Баку в Карабахе.

Но главной ареной противостояния, где Ереван вместе с диаспорой концентрировал ударную силу для нейтрализации возможных контрдействий Азербайджана, продолжала оставаться информационно-идеологическая сфера. Армения, имея небольшую фору в незавершенной войне, была уверена, что Азербайджан не готов на контрнаступление, потому концентрировал наступательные идеологические ресурсы, склоняя в свою пользу симпатии сообщества.   

Это правда, что в годы, когда Арменией руководили Роберт Кочарян и Серж Саргсян, были достигнуты определенные продвижения в согласовании принципов и деталей примирения, что обещало динамику в достижении компромиссов. По его словам, Никол Пашинян свел на нет накопленный скромный актив.  

Азербайджанская армия преподала армянам поучительный урок. Ожесточенные бои на нескольких фронтах, освобождение многочисленных стратегических высот и около 300 городов и населенных пунктов показали стратегическое преимущество Азербайджана. В ходе наступательных операций освободители натыкались на эшелонированную оборону армянских формирований, разрушая многоуровневую оборонительную инфраструктуру. Отсюда вывод о том, что Ереван с самого начала не готовился к миру, а выстраивал линию перманентной войны.

Кочарян и Саргсян в отличие от Пашиняна играли более утонченно, обеспечивая багаж позитивных наработок мирного процесса по чайной ложке. Пашинян же и этого не стал делать, наивно полагая, что наличие мощной оборонительной сети с подземными бункерами и фортификационными сооружениями, вырытыми в подземелье, есть стопроцентная гарантия безопасности, посему можно ерничать и измываться над спаррингом.

Если оккупант сделал ставку на подземелье, то азербайджанская армия поставила на небо. Стороны подготовились каждый по-своему, и война показала кто, во что горазд.

Возросший уровень армянских рисков перестал быть для Азербайджана абстракцией. Это понимал азербайджанский лидер, умеющий видеть и чувствовать изнанку процессов.

Любые переговоры, которые ведутся во имя результата, а не ради проформы, предполагают заинтересованную дискуссию. Высшие руководители Армении часто уходили в занос, и этого не мог не замечать азербайджанский лидер. Он возвысился над армянским обструкционизмом, продемонстрировав утонченное военно-политическое соло. 

Победителей судьбоносных схваток не судят, их только приветствуют, аплодируя стоя, что и делает сегодня азербайджанский народ.

А проигравшим достается унылая участь нахождения в тени победителя. Говорят же, каждому свое. Но побежденным еще и приходится преодолеть синдром невыученных уроков. Впрочем, это уже совсем другая история.

Тофиг Аббасов
Тофиг Аббасов

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА